«Мы с простыми людьми не разговариваем», - это полный и дословный ответ одного «ученого доктора наук» из Российской Академии Наук на официальный запрос через Администрацию Президента РФ. Получив такой ответ, уже не имеет значение, какой вопрос стоял. Только по одному такому ответу можно оценить современное состояние Российской Академии Наук. Мало кто интересуется, что происходит внутри за «глухим монастырским забором» РАН. Чем они там важным «на вершине науки» занимаются? А по положению в России, по кризису, по ощущению «на земле» – ничем.

 

О «Либерии» (от латинского слова liber – книга) иначе библиотеке русского царя XVI века Ивана Грозного (1530-1584 г.) состоящей из легендарного собрания документов и книг начиная со времён византийских императоров Константинополя, в письменных источниках и в Интернете размещено достаточно много информации.

Поиски пропавшей библиотеки в Московском Кремле предпринимали русский царь Петр I, французский император Наполеон Бонапарт, а в годы СССР Иосиф Сталин и Никита Хрущёв. Но результата достигнуто не было. Для достижения цели не хватало объединения: знаний, желания, воли, настойчивости и не многих материальных средств.

За столом у Сталина пили вино. Натуральное отечественное вино.

За столом у Брежнева пили компот. Подкрашенный под цвет вина и разлитый в фужеры компот из сухофруктов.

Уже по этому можно было делать выводы. Компот в фужерах, - это симптом. Если мужчины, собравшись по поводу радостного события, например, четвёртой звезды Героя, по состоянию здоровья не могут себе позволить выпить по стакану вина, как они могут управлять великой державой? Компот в фужерах – это символ, что у власти не стало содержания, она стала симулякром власти.

План Сергея Полтавченко как градоначальника Северной столицы России по наведению порядка в имущественном комплексе Санкт-Петербурга полностью провален.  Кто в этом виноват, разбирался корреспондент «Гласа Народа» в Санкт-Петербурге  Натали Эйфман (символ правды и красоты).

В ходе журналистского расспроса предпринимателей, пострадавших от КИО в 2014, 2015, 2016 годах, стало понятно, что кризис управления в Санкт-Петербурге носит хронический характер.

Предприниматель из иностранной компании в Санкт-Петербурге, пожелавший остаться неизвестным, так охарактеризовал ситуацию в городе:

Мокрецов и его команда – вельможи со скотного двора, подмочившие губернатора. КИО – это диагноз Полтавченко, губернатор хронически болен  и не может излечиться от общественного позора из-за вируса, которого зовут «Мокрец» - Мокрецов, его преданный зам, любящий власть и деньги, преданный и жадный хранитель коррупционных устоев в Санкт-Петербурге.

Борис Ихлов

4 марта 2014 года Путин обещал: «Если мы увидим, что этот беспредел начинается в восточных регионах, если люди попросят нас о помощи, а официальное обращение действующего легитимного президента у нас уже есть, то мы оставляем за собой право использовать все имеющиеся у нас средства для защиты этих граждан. И считаем это вполне легитимным... Если мы примем такое решение, то только для защиты украинских граждан, и пускай попробует кто-то из числа военнослужащих стрелять в своих людей, за которыми мы будем стоять сзади. Не впереди, а сзади. Пускай они попробуют стрелять в женщин и детей».