Председателю фракции ЛДПР в Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации

Жириновскому В.В.   от Агафонова Александра Викторовича

УВАЖАЕМЫЙ ВЛАДИМИР ВОЛЬФОВИЧ!

Обращаюсь к Вам, как к политику, который всегда боролся за права простых граждан России, защищая их от беззакония и правового нигилизма с которым все мы сталкиваемся в повседневной жизни. Обратиться к Вам меня вынудила беда, боль, которая навсегда останется в моей душе. 18 августа 2011 года от удара в лицо, нанесенного чемпионом по боевым единоборствам Расула Мирзаева, умер мой сын – Иван Агафонов. Ему было 19 лет. Убийство моего сына произошло в центре Москвы около ночного клуба «Гараж». Расул Мирзаев – это человек, у которого профессионально поставлен удар для того, чтобы отправить соперника в нокаут, то есть на причинение тяжких телесных повреждений.

 

В Государственный комитет Российской Федерации по физической культуре и спорту
Во Всероссийскую федерацию самбо
В Совет при Президенте Российской Федерации по развитию физической культуры и спорта

В Государственную Думу Российской Федерации


Открытое обращение граждан Российской Федерации.


            В понедельник, 15-го августа 2011 года, у московского ночного клуба "Гараж" возник конфликт между трехкратным чемпионом мира по смешанным единоборствам Расулом Мирзаевым и 19-ти летним московским студентом, Иваном Агафоновым. В результате чего Расул Мирзаев нанес нокаутирующий удар Ивану Агафонову. Через 4 дня Иван Агафонов скончался в больнице. По утверждениям Расула Мирзаева он отстаивал свою честь и честь своей девушки.

            Степень вины Расула Мирзаева в этом конфликте, по закону УК РФ определит суд. Но нас, кроме уголовной ответственности, заботит нарушение неписанного закона спортивной этики. Тем более, что данный случай завершился трагически.        

 

 «Джентельмены удачи» (2011-2012).

    

- Тики-так, как стемнеет, 4 декабря будем брать!

  Нужно большинство. А, если кто из наблюдателей спросит, надо сказать ему: - Канай отсюда редиска. А, то рога поотшибаю, моргала, выколю, ну и так далее…. Всё ясно?

- А  тебе деточка не кажется, что твое место возле параши?

- Кто, ета? – Никола питерский, несогласные из другой России.

- Скока я зарезал, скока перерезал, скока душ невинных загубил… Моргалы выколю!

-  А-а-а! Спасите!

- Что тут у вас происходит? - Хулиганы зрения лишают! – Ничего, всё в порядке.

 

В качестве отношений почти что тождественных несуществующим отношениям собственности на совместно используемые средства производства коммунистическая  теория рассматривает отношения производственные, которые, следовательно, также оказывают значительное влияние на распределение и другие условия совместной производственной деятельности. Такие понятия, как производственные отношения, производительные силы, способ производства и многие другие, наделяются неким мистическим смыслом и давно уже превратились в ритуальные коммунистические заклинания. Использование их в процессе публичного выступления напоминает шаманское камлание,  в результате завораживающего действия которого все присутствующие единоверцы, лишаясь способности здраво мыслить, впадают в благоговейный ступор.

 

Честность — категория неполитическая. В отличие от власти, которая сама по себе зачастую является основной целью политики. Никакая действующая власть не станет подвергать себя сколько-нибудь серьезному риску "честных выборов" исключительно по собственной воле, в отсутствие серьезных побудительных мотивов. В обществах с развитой политической системой функция "побуждения власти к честности" реализуется в рамках политической конкуренции. Если же такой конкуренции нет, эту функцию может взять на себя только гражданское общество — непосредственно.

Для меня митинг, состоявшийся 10 декабря на Болотной площади, является именно такой попыткой гражданского общества сообщить власти о своем неприятии результатов прошедших парламентских выборов. Напрямую. Без посредников в виде как парламентских партий, так и оппозиции — системной или нет.

На митинг вышли люди (включая, кстати, и работников многочисленных государственных компаний и учреждений) которые, как мне кажется, хотели сказать следующее: "Уважаемая власть! Многие из нас пришли сюда впервые, вполне осознанно и совершенно самостоятельно. Нам есть, что терять. Мы — за стабильность, поэтому мы более-менее спокойно воспринимали установленные тобой правила избирательной игры: запрет одномандатных округов, 7-процентный порог, всего семь зарегистрированных партий и прочая. Но нарушение тобой твоих же правил, а именно так мы воспринимаем сообщения о массовых фальсификациях и нарушении статистических закономерностей, — это перебор. Даже для нас, потому что мы — за перспективную стабильность, обеспечивающую прогресс. Поэтому будь добра, уважаемая власть, услышь нас, а еще лучше, давай поговорим, обсудим эту нашу стабильную перспективность!"