Сухенко Константин Эдуардович и откаты в культуре Санкт-Петербурга

 

Активисты «Глас Народа» провели гражданское расследование ситуации откатов в Комитете по культуре Санкт-Петербурга, организованные Председателем Комитета по культуре Сухенко Константином Эдуардовичем.

Ситуация оказалась вопиющей!

Государственные деньги, выделяемые на культуру Санкт-Петербурга, не доходят до артистов. Их держат в качестве голодных мышей на мизерном финансировании рабовладельцы от культуры – директора и художественные руководители некоторых учреждений культуры. Эти рабовладельцы активно поддерживают главного коррупционера по культуре - Сухенко Константина Эдуардовича, который их снабжает бюджетными деньгами. Директора же некоторых ГУПов откатывают деньги, которые отмывают на производстве реквизита, новых спектаклей, поездок по регионам и за границу за государственные деньги.

Информация для следственного комитета, который спит и не видит откатов в ГУПах Санкт-Петербурга.

 

Директора некоторых ГУПов подают заявки на получение бюджетных средств, которые завышены. При этом они не возвращают в бюджет ни одного рубля, полученного за продажу билетов. Эти деньги они присваивают себе, крошки раздают артистоприказчикам – администраторам.

Почему деньги в ГУПы идут, а взамен государство не получает даже рубля в бюджет Санкт-Петербурга?

Такова схема кражи бюджетных денег в культуре Санкт-Петербурга.  Удивительно при этом нищенское содержание на правах культурного скота артистов Санкт-Петербурга и всяческих других работающих мышей на карман директора и худрука культурного ГУПа.

Сколько теряет бюджет Санкт-Петербурга на откатах? Откуда у Председателя Комитета по культуре Сухенко Константина Эдуардовича нетрудовые доходы? Действительно ли у Правительства Санкт-Петербурга  настолько «нет денег», что нам надо «держаться»?

Объективно, многие заявки культурных ГУПов на новые поездки, реквизиты, бутафорию, спектакли и другие новоявленные произведения под кокаин омерзительного худрука и его родственников, таланты которых проплачены,  — чистый идиотизм. Но директора и худруки не идиоты. Если они несуразно тратят бюджетные средства — значит, так нужно. Им. Значит, у них в этом есть интерес.

Абсурдное, излишнее расходование бюджетных средств в нашем Комитете по культуре Санкт-Петербурга ничем другим объяснить нельзя.

Со всех этих средств каким-то образом собираются откаты — взимается административная рента. Все дело в ней. А вовсе не в плохом законе.



Сухенко Константин Эдуардович и административная рента


Административная рента — термин экономистов. Звучит прилично и даже академично. Но означает гадость.

Распределяя бюджетные средства, Сухенко Константин Эдуардович незаконно забирает значительную их часть. Это и есть административная рента.  По непроверенной информации, его прикрывает уважаемый всеми нами Председатель Законодательного Собрания Санкт-Петербурга Макаров Вячеслав Серафимович. Но это пока слухи. Хоть и говорят о нем, что он вступил в секту батюшек, которые работают по другим откатам, и даже говорят, что стал голубым, буквально куратором всех лиц нетрадиционной ориентации в Александро-Невской Лавре. Но ведь это только слухи, пока слухи.

 

 


Сухенко Константин Эдуардович запустил в культуру как в старый замок призрак. Все знают, что призрак в замке есть, все его видели или слышали, но все про него молчат. Потому что избавиться от него нельзя, а распугать постояльцев разговорами о нем — можно.

Такое же точно отношение у Правительства Санкт-Петербурга к административной ренте. Все знают, что она есть. Но никто ее не учитывает при разработке экономических планов и бюджетных расходов. Потому что избавиться от нее нельзя, а «раскачать лодку», начав с ней бороться, — можно.

Правительство Санкт-Петербурга придерживается в отношении административной ренты тактики «не замечать». Потому что сами власти лично от нее не страдают, а, наоборот, выигрывают.

Лично страдают от административной ренты артисты и зрители. Им не достается того, что положено. Того, что выделяется для них из государственной казны, которую они наполняют своими налогами.

Абсурдные траты бюджетных денег культурных ГУПах в Санкт-Петербурге  вызывают у артистов и граждан возмущение: «Ну и гад наш Губернатор – Полтавченко, ах, извините, уже другой никакой губернатор пришел. Ну и ворье у нас в Санкт-Петербурге собралось». Но дело не в губернаторе Санкт-Петербурга. Он не способен решить вопрос – ликвидировать административную ренту, да например, в культуре.

Во всех города, куда ни загляни, все то же самое, что и в Санкт-Петербурге. Потому что административная рента взимается везде. Во всяком случае, у сотрудников органов федеральной безопасности, с которыми мы говорили, этот факт сомнений не вызывает. Просто им не дают команду. Они все знают, но надо, чтобы федеральное руководство приказало прекратить это. Но там, видимо, другие заботы. Не до федеральной безопасности.

Собирается административная рента по одним и тем же схемам. Схем этих не так много. Чтобы развеять иллюзии касательно «гадства» Сухенко Константина Эдуардовича, который пользуетсяя «непродуманностью закона», мы постарались эти схемы описать.

Схема 1. Как платят административную ренту сами госслужащие.

Начнем с позитива: зарплаты госслужащих не обкладываются рентой. Исключение — Чечня, где сотрудники госучреждений добровольно перечисляют по 10% с ежемесячного заработка в Фонд Ахмата Кадырова.

В целом же по стране сбор административной ренты с зарплат практикуется только эпизодически. Сотрудники подмосковной поликлиники, например, рассказали, что в прошлом году сдавали два месяца по пятьсот рублей с зарплаты — на помощь донецким беженцам. Добровольно, разумеется.

Но такие случаи единичны. Пока зарплаты госслужащих, слава богу, неприкосновенны.

А вот с денег на текущую деятельность госучреждений административная рента взимается достаточно широко. В первую очередь с денег на ремонт и содержание инфраструктуры.

«Нам дают деньги только на зарплату учителям и на оплату коммунальных услуг, — рассказал директор одной школы. — Ни на инвентарь, ни на ремонт, ни на модернизацию материальной базы денег мы не получаем. Я хожу к главе района, к депутатам, ругаюсь. Мне отвечают: в стране кризис, всем сократили бюджет, денег нет.

Коллеги учат. «Скажи главе района: на ремонт школы мне нужно 50 тысяч, выпиши сто, половину отдам». Я знаю, так многие делают. Но мне зачем это надо? Чтоб потом за мной пришли: куда бюджетные деньги дел?»

Благодаря таким директорам, как наш источник, данная схема не практикуется повсеместно.

В госучреждениях местного уровня — школах, больницах, поликлиниках — кое-где еще трудятся руководители, которым в голову не приходит вступать в сделку с администрацией и пилить народные деньги.

В администрации знают, что они «не от мира сего» и при первой возможности стараются от них избавиться, чтоб на их место назначить людей, понимающих правила игры. Так на директорских креслах появляются мерзавцы и подонки, они выгодны для сбора административной ренты.

Бюджетные учреждения под руководством таких честных руководителей обычно получают минимальное бюджетное финансирование.

 


Если же директору ГУПа хочет и может пилить с Сухенко Константином Эдуардовичем выделяемые средства, ему выделяют побольше, конечно. Но на его ГУПе это особо не отражается. Причина в том, что люди, которые на такое идут, больше думают про деньги, чем прльтура для них – это способ приобщения к деньгам. Они очень любят деньги. Сухенко Константин Эдуардович выпиливает у них половину, а другую половину они уже сами тем или иным способом прибирают к рукам. Артистам и клеркам театров, музеев и опер достаются крошки. Все творческие и талантливые люди в Санкт-Петербурге живут в проголодь. Сухенко Константин Эдуардович живет за счет культуры хорошо.


Схема 2. Как платят административную ренту коммерсанты.

Правоохранители, с которыми мы беседовали об откатах, утверждают, что деньги, предназначенные на закупки и услуги, обкладываются административной рентой всегда и везде в обязательном порядке. Если в «схеме номер один» встречаются исключения, то у «схемы номер два» — тотальный охват.
 

 

Государственные учреждения культуры в Санкт-Петербурге заключают контракты только с теми поставщиками товаров или исполнителями услуг, которые согласны отдать чиновникам обговоренную часть суммы.

Театр или опера, скажем, покупает реквизит. Себестоимость одного реквизита 5 000 руб. Поставщик продает его за 8 000 руб. Его прибыль — 3 000 руб. Ответственным за заключение контракта чиновникам должна отойти половина «навара» — полторы тысячи рублей с каждой единицы реквизита.

Это самый скромный, самый базовый расчет, при котором у коммерсанта остается какая-то прибыль. Но из такого расчета мало кто исходит. Аппетиты у чиновников от культуры бескрайние. Сначала они забирают полторы тысячи рублей с единицы реквизита, потом три, потом пять, а потом уже и все восемь тысяч хотят.

Соответственно, повышается закупочная цена. Одина единица реквизита по контракту уже стоит не восемь тысяч рублей, а шестнадцать тысяч рублей. Потом эту цифру доведут до 80 000 рублей.

Помимо повышения закупочной цены административная рента ведет еще и к снижению качества товаров и услуг, подмене их дешевыми аналогами.




Сколько денег из государственного бюджета уходит ежегодно в административную ренту?

 

Правоохранители, как уже говорилось выше, утверждают, что на административную ренту уходит в среднем порядка 20% с каждой госзакупки.

Система госзакупок регулируется двумя законами — 44‑ФЗ и 223‑ФЗ.

По 44‑ФЗ закупают все бюджетные учреждения, когда тратят только те средства, что пришли из бюджета.

По 223‑ФЗ закупают организации, которые и из бюджета что-то получают, и сами зарабатывают. В том числе корпорации с более чем 50‑процентным участием государства, субъекты естественных монополий и компании, которые занимаются регулируемыми видами деятельности (водоснабжение, энергетика и т.п.).

Например, за 9 месяцев 2016 года такие организации потратили на закупки гораздо больше, чем чисто бюджетные учреждения. Если по 44‑ФЗ закуплено на 4,3 трлн, то по 223‑ФЗ — на 14,33 трлн.

Триллионы дербанились по обоим законам с одинаковым усердием. Однако по 223‑ФЗ расходуются средства не только из госбюджета, но и из других источников тоже. В какой они пропорции друг к другу, нам неизвестно. Поэтому подсчитать сумму, которую потерял на закупках по 223‑ФЗ именно госбюджет, мы не можем. Но в том, что и здесь потеряны астрономические суммы, сомневаться не приходится.

Деньги, коротко говоря, есть. И «держаться» не надо. А надо вот что сделать: покончить с административной рентой.

С этим «призраком», о котором Правительство Санкт-Петербурга знает, но боится вслух говорить, пора покончить.

Начнем с Сухенко Константина Эдуардовича и его прекращением его административной ренты для учреждений культуры Санкт-Петербурга.

 

Сухенко Константин Эдуардович

 

Возврат денег - гадкая традиция, которую поддерживает Сухенко К.Э.

 

Биографическая справка
С 1983 по 1990 год работал корреспондентом газеты "Светлана" Ленинградского объединения электронного приборостроения "Светлана".
С 1990 по 1991 год - заместитель редактора газеты "Выборгская сторона" Выборгского района Санкт-Петербурга.
С 1991 года - главный редактор газеты "Реклама-Шанс". С 1992 года - генеральный директор издательского дома "Шанс".
С 1999 года - заместитель генерального директора Фонда федеральных и региональных программ при Правительстве Санкт-Петербурга.
С 1998 года по март 2000 года работал помощником депутата Законодательного Собрания Санкт-Петербурга.
С апреля по ноябрь 2000 года работал помощником депутата Государственной Думы Федерального Собрания РФ.
С 1 ноября 2000 года - депутат Законодательного Собрания Санкт-Петербурга второго созыва.
В декабре 2002 года - избран депутатом Законодательного Собрания Санкт-Петербурга третьего созыва. Член постоянной комиссии по здравоохранению и экологии, заместитель председателя постоянной комиссии по промышленности, экономике и собственности. Руководитель фракции ЛДПР в Законодательном Собрании.
В марте 2007 года - избран депутатом Законодательного Собрания Санкт-Петербурга четвертого созыва. Председатель постоянной комиссии по образованию, культуре и науке, член постоянной комиссии по вопросам правопорядка и законности, член редакционной комиссии.
В декабре 2011 года - избран депутатом Законодательного Собрания Санкт-Петербурга пятого созыва. Председатель бюджетно-финансового комитета ЗС СПб.
Руководитель фракции ЛДПР.

Образование


1983 год - окончил Ленинградский государственный университет имени А.А.Жданова, факультет журналистики.
2001 год - Северо-Западную академию государственной службы, факультет "государственное и муниципальное управление".

 

Прошел кулуарные курсы сбора административной ренты в Санкт-Петербурге.  Сдал нужным людям денег и получил должность Председателя комитета по культуре Санкт-Петербурга.

Сможет ли новый губернатор Санкт-Петербурга прекратить сбор административной ренты в Санкт-Петербурге? Нам кажется, что он по характеру «тряпка» и не сможет решить это задачу. Вся надежда на более дееспособного губернатора Санкт-Петербурга. Это может быть только Ксения Анатольевна Собчак.

 

Артемова Арина Александровна

Администрация Выборгского района за Ксению Собчак!

 

Долой взнимателей административной ренты из комитетов Правительства Санкт-Петербурга!

Не станем продлевать контракт с откатчиком Константином Сухенко!

Пусть идет в свой Шанс, от куда и вылез!

 

Санкт-Петербург

 

P.S. Автор статьи не несет отвественности за статью и не собирается ее признавать, чтобы не потерять рабочее место. Надоело смотреть на сборщиков административной ренты. Если будем молчать, всех нас ждет катастрофа.